Могильщик «Укрпочты» Ростислав Кисиль: как львовский уголовник превратился в канадского бизнесмена

0
86

Могильщик «Укрпочты» Ростислав Кисиль: как львовский уголовник превратился в канадского бизнесмена

Почтальоны Украины, а вместе с ними все адресаты корреспонденции и посылок становятся жертвами непрекращающейся чехарды в руководстве государственного предприятия УГППС «Укрпочта».

Только с марта 2014 года в организации заправляли друг за другом четыре начальника, каждый из которых обладал собственным видением вывода из кризиса огромного логистического предприятия. Некогда прибыльный бизнес, во времена правления «семьи Януковича» постепенно пришел в упадок. Казалось, с приходом к власти в стране политиков, объявивших главной целью искоренение коррупции и взявших на вооружение западные стандарты ведения бизнеса все должно кардинально измениться. Но не тут то было. 

Розовые мечты на руинах 

Частая смена руководителей большей частью оказалась следствием «подковерной борьбы». Над ослабевшим почтовым гигантом кружится стая стервятников, пытающихся вырвать кусок из еще живого тела. В УГППС «Укрпочта» и по сей день трудятся около 90 тысяч сотрудников, обслуживающих почти 14 тысяч почтовых отделений, ¾ которых приходятся на сельские районы. Ежегодно «Укрпочта» доставляет адресатам 300 миллионов писем, 17,5 миллионов посылок, 22 миллиона денежных переводов, не считая пенсий. Казалось бы, гигантские объемы выполняемой работы должны обеспечить процветание фирме и ее сотрудникам. Однако, экономические показатели «Укрпочты» с каждым годом становятся все хуже и хуже. Перед  побегом президента Януковича дефицит оборотных средств достиг 185 млн гривен, общая задолженность увеличилась до 842 млн гривен, а 8,5 тыс почтовых отделений стабильно месяц за месяцем показывали убытки. Уровень заработной платы сотрудников почты оказался одним из самых низких в стране. Компания дышит на ладан. Государство вынужденно было постоянно дотировать социально значимое предприятие. Увидев зашатавшегося колосса, тут же оживились частные конкуренты государственной структуры. В принципе, в конкуренции нет ничего предосудительного. При условии, что конкурентная борьба ведется по честным правилам, но этот вариант оказался не для Украины. 

Новое правительство выбрало самый легкий путь для исправления ситуации. Не докапываясь до глубинных причин кризиса, было решено найти самоотверженного гения и поручить ему мгновенно исправить ситуацию. Первый главный почтарь новейшего времени Валерий Солод не успел даже обжиться в кабинете и разложить на рабочем столе бумаги. На его место через 2 месяца пришел новый исполняющий обязанности главы УГППС «Укрпочта» Михаил Панькив. Как всегда бывает, спешка до добра не доводит. Судя по послужному списку, Панькив не случайный человек в почтовом бизнесе. Он пришел в государственное предприятие с поста заместителя председателя совета директоров компании Meest Express, также работающей с почтовыми отправлениями на Украине. Однако, на полиграфе его перед назначением не проверяли, а зря. В закоулках ума он держал абсолютно противоположную задачу, чем обеспечение ренессанса «Укрпочте».

За кулисами назначения 

Компания Meest Express является составной частью канадского почтового оператора Meest Corporation Inc., учрежденного в 2005 году эмигрантом из Украины Ростиславом Кисилем. Будь кадровики правительства чуть полюбознательнее, они, несомненно, раскопали бы много интересных фактов из жизни бывшего земляка, благословившего на трудовой подвиг своего коллегу Панькива. В 90-е годы львовяне были хорошо наслышаны о правой руке местного криминального авторитета Ореста Завинского. «Завиню» ликвидировали конкуренты в 1994 году. Его именная организованная преступная группа после смерти лидера предпочла разбежаться по разным углам. Кисиль выбрал для себя Канаду. За океан он предусмотрительно прихватил с собой весь «общак» ОПГ, функции кассира которого он выполнял по поручению Завинского. Разбойничья романтика с учетом реальной опасности закончить жизнь молодым и красивым, а также жесткость заокеанских законов к ищущим легкого заработка вынудила эмигранта искать варианты легального бизнеса. Он его нашел, но въевшаяся на родине  в кожу привычка прятать в рукаве лишнего туза нет-нет, да и давала о себе знать.